Beeline обменял половину частот на возможность запуска сетей 3G и 4G

Бизнес Законодательство Телеком Инфраструктура Мобильная связь
мобильная версия
, Текст: Игорь Королев
Группа Veon решила проблему с частотами в Узбекистане. Согласно достигнутой с властями страны договоренности, местная «дочка» Veon отдаст половину принадлежащих ей частот в обмен на возможность на оставшихся частотах запуска 3G- и 4G-сетей.

«Дочка» Veon разрешила конфликт с властями Узбекистана

Принадлежащий группе Veon узбекский сотовый оператор Unitel (торговая марка Beeline) решил с властями страны проблему с перераспределением частот. Об этом сообщило агентство «Интерфакс». Российская «дочка» Veon «Вымпелком» работает под торговой маркой «Билайн».

Как власти Узбекистана отбирали частоты у «дочки» Veon

Напомним, в 2017 г. Республиканский совет по радиочастотам Узбекистана принял решение о перераспределении частот в диапазонах 900 МГц и 1800 МГц, используемых для технологии второго поколения сотовой связи GSM. Это было сделано для запуска на данных частотах сетей четвертого поколения (4G) стандарта LTE, которые требуют наличия непрерывных полос частот.

В Узбекистане работает четыре GSM-оператора: Unitel, Coscom («дочка» шведской Telia), «Узмобайл» («дочка» государственного оператора фиксированной связи «Узбектелеком») и Universal Mobile Systems (UMS создавался российским МТС сейчас принадлежит властям республики).

От перераспределения частот должны были выиграть UMS и «Узмобайл», а Unitel, наоборот, проиграть. Согласно решению властей, у всех обозначенных операторов должно быть по 124 радиочастотных канала в обоих GSM-диапазонах, в том числе по 31 каналу в диапазоне 900 ГМц и по 93 канала в диапазоне 1800 МГц.

Узбекский Beeline разменял половину принадлежащих ему частот на возможность запуска 3G- и 4G-сетей

В то же время до перераспределения частот у Unitel было в общей сложности 244 радиочастотных канала, в том числе 68 в диапазоне 900 МГц и 176 в диапазоне 1800 МГц. То есть решение властей должно привести к потери компанией примерно половины имевшихся у нее GSM-частот.

У остальных же операторов число каналов, в результате перераспределения частот, должно было вырасти примерно в полтора раза. У Coscom до перераспределения частот было 89 каналов, у UMS 78, у «Узмобайла» 81.

Год назад в Unitel говорили, что реализация решения о перераспределении частот потребует от компании инвестиций в размере $80 млн для сохранения текущего уровня качества обслуживания, и собирались судиться с властями.

В чем суть компромисса «дочки» Veon с властями

В итоге после переговоров с властями стороны решили, что дату, к которой надо было освободить частоты, будет перенесена с 1 октября 2017 г. на 1 апреля 2018 г. Кроме того, всем вышеуказанным сотовым операторам была предоставлена «технологическая нейтральность», то есть возможность использовать GSM-частоты для работы сетей третьего (3G) и четвертого поколения.

Unitel выполнил к указанной дате требование властей и освободил 47% имевшихся у него частот в GSM-диапазонах. При этом, как отметили в пресс-службе компании, благодаря совершенным инвестициям в приобретение нового сетевого оборудования, это произошло практически незаметно для почти 10 млн абонентов оператора.

«Предоставление же «технологической нейтральности» в диапазонах 900 МГц и 1800 МГц вообще настоящий технологической прорыв в развитии телекоммуникаций», - добавил гендиректор Unitel Дмитрий Щуков.

Как Veon научился выводить деньги из Узбекистана

Решение проблемы с частотами не единственная проблема в Узбекистане, которую за последнее время смог решить Veon. Долгое время в Узбекистане существовали ограничения на конвертацию местной валюты сома.

В результате Veon, владея Unitel с 2006 г., до недавнего времени не получал дивидендов от своей узбекской «дочки». Но осенью 2017 г. новый президент Узбекистана Шавкат Мирзаев разрешил свободную конвертацию сома.

Благодаря этому в конце 2017 г. Veon смог репатриировать $200 млн из находившихся на счетах Unitel $350 млн (в узбекских сомах). В то же время свободная конвертация сома привела к его девальвации и падению курса сома к доллару почти в два раза. В результате на репатриации денежных средств из Узбекистана Veon потерял $49 млн.