Проекты

Спутник обеспечит видеосвязь с золотыми рудниками в Африке

Телеком Беспроводная связь Инфраструктура
мобильная версия

После того как российское золотодобывающее предприятие Nordgold приобрело рудники в Африке, стало понятно, что видеоконференции между московскими офисами и новыми удаленными площадками нужны будут компании ежедневно. Однако существующие на объектах каналы передачи данных не могли обеспечить необходимый уровень связи — телекоммуникационная инфраструктура континента недостаточно развита. Проблему решило создание защищенной корпоративной сети IP VPN на спутниковых технологиях компании Orange Business Services. Об уникальном африканском проекте рассказали Виктор Скоробогатов, руководитель по ИТ Nordgold, и Оливье Кессон, коммерческий директор Orange Business Services в России и СНГ.

В 2012 году перед золотодобывающей компанией Nordgold, на тот момент уже имеющей рудники Lefa в Гвинее и Taparko в Буркина-Фасо, а также находящийся на стадии строительства рудник Bissa в Буркина-Фасо, встала задача создания надежных каналов связи для организации видеоконференций между московским офисом и африканскими площадками.

Поставщиком телекоммуникационных сервисов выступил оператор Orange Business Services. Его инфраструктура базируется на собственной MPLS-сети и охватывает 220 стран мира.

Интервью с заказчиком

CNews: Расскажите о бизнесе Nordgold. Каков масштаб деятельности компании?

Виктор Скоробогатов: Nordgold – независимая золотодобывающая компания, основанная шесть лет назад и специализирующаяся в основном на российском и развивающихся рынках. За последние 2-4 года произошел значительный рост бизнеса за счет приобретения новых и развития существующих активов. В 2012 году предприятие вышло на международный уровень – разместило свои глобальные депозитарные расписки на Лондонской фондовой бирже. Темпы роста 2011-2012 годов также были рекордными, и объем производства в прошлом году составил 717 тыс. унций золота. Сегодня компания владеет 9 действующими рудниками в четырех странах мира: России, Казахстане, Буркина-Фасо и Гвинее. Кроме этого Nordgold имеет один объект на этапе разработки, пять – на стадии поздней разведки, а также обладает рядом геологоразведочных проектов в странах СНГ, Западной Африки и Французской Гвианы.

CNews: Какова специфика ИТ- и телекоммуникационной инфраструктуры компании? Какова цель проекта Orange?

Виктор Скоробогатов: Все диктует география. Рудники расположены в отдаленных местах, поэтому телекоммуникации – одно из важнейших направлений для обеспечения бизнеса. Вообще мы используем практически все возможные виды связи с нашими объектами: это и спутник, и наземная, и радиорелейная типы связи.

ИТ- и телекоммуникационная инфраструктура должна удовлетворять нашим требованиям к качеству передачи данных, видео (практически каждый день мы проводим видеоконференции между московским офисом и рудниками), и одновременно она, с одной стороны, не должна быть избыточной, то есть ее создание и обслуживание не должно требовать лишних денег, а с другой – позволять масштабировать, если возникнет такая необходимость.

Проект с Orange появился именно для решения задачи организации видеоконференцсвязи с африканскими активами (на российских объектах эта практика уже успешно применялась). Данные рудники были приобретены Nordgold уже действующими, и, конечно, некие каналы связи существовали. Для передачи данных они нас полностью устраивали и продолжают устраивать. Однако после того как было принято решение использовать в работе видеоконференцсвязь, стало понятно, что возможностей существующих каналов для реализации этой задачи недостаточно. Именно поэтому было решено построить новый канал связи, оптимальный с точки зрения требуемой пропускной способности. В результате проекта с Orange мы получили спутниковый канал с трафиком туда-обратно, и качество связи нас полностью устраивает.

CNews: Почему был выбран вариант спутниковой связи? Вряд ли можно говорить о том, что это экономичное решение. Как вы оцениваете его окупаемость?

Виктор Скоробогатов: Безусловно, спутниковая связь заведомо дороже, минимум пятикратно по сравнению с наземной или радиосвязью. В данных условиях, учитывая географию объектов, причем не только то, что это Африка (хоть и не такая развитая, как хотелось бы, однако телекоммуникационная инфраструктура в этих странах все же присутствует), но и то, что рудники находятся в удалении от городов, — альтернативы не нашлось. К тому же не забывайте, что мы говорим о потребности в качественной видеосвязи, и вариант с применением спутниковых технологий оказался единственно приемлемым.

Именно поэтому не вполне корректно говорить об окупаемости проекта. Однако положительный экономический эффект для бизнеса, конечно, ощутим как с точки зрения сокращения затрат на командировки, международные телефонные переговоры, так и с точки зрения управления — в первую очередь ускорения принятия управленческих решений.

CNews: На каких технологиях построены новые каналы передачи данных Nordgold?

Виктор Скоробогатов: Подключение африканских активов Nordgold к сети Orange было организовано по выделенным спутниковым каналам по технологии SCPC (Single Carrier Per Channel) с гарантированной максимальной скоростью. Для этого был задействован спутник «Arabsat 5a» компании Arabasat (Саудовская Аравия). Спутник имеет покрытие территории Западной и Центральной Европы и всей территории африканского континента. На каждой площадке установлена спутниковая антенна Prodelin диаметром 2,4 м и спутниковый модем Comtech. Пропускная способность спутникового канала для каждого сайта – 2 Мбит/с. Средние задержки в спутниковом канале – 600 мс (туда-обратно). По каналам организован сервис VPN с поддержкой приоритизации для различных типов трафика (Data, Video, Voice), в том числе для организации видеоконференций.

Спутниковый телепорт Orange, который использовался в проекте (Берсен, пригород Парижа)

Французский телепорт в Берсене, пригороде Парижа, — крупнейший спутниковый телепорт Orange в мире — задействован для приземления трафика спутниковых каналов. От телепорта организовано продление канала по наземной ВОЛС Orange до головного офиса Nordgold в Москве. Задержки в наземном канале от телепорта в Париже до Московского офиса клиента – 80 мс (туда-обратно). А далее уже наша задача – передать сигнал в корпоративную сеть Nordgold.

CNews: Из каких статей состоял бюджет проекта?

Виктор Скоробогатов: Бюджет учитывает стоимость спутникового сегмента, который выделялся под данное включение, стоимость предварительного обследования, конечного оборудования и стоимость самой услуги по поддержанию сервиса.

CNews: Расскажите, как был реализован проект. Какой этап был самым сложным / масштабным?

Виктор Скоробогатов: В первую очередь специалисты интегратора обследовали площадки и условия, в которых должно быть смонтировано оборудование. Orange – международная компания, и на данном этапе была привлечена местная команда нашего партнера, что позволило сэкономить на перелетах российских сотрудников и поисках африканских субподрядчиков. К тому же местные эксперты лучше знают специфику региона, что, согласитесь, очень важно.