Спецпроекты

Кризис не научил. Телеком-рынку грозит застой

Телеком Мобильная связь
Российский телеком-рынок по итогам 2009 года продемонстрировал достаточно стабильные показатели. Пережившие всплеск кризиса компании, тем не менее, определились со своими бюджетами и с опозданием вернулись к выполнению приостановленных планов. Тем не менее, подобный расклад дел на рынке не привел к коренным поворотам в развитии существующих моделей и грозит обернуться застоем отрасли.

Для российской отрасли связи 2009 год не стал ни лучшим, ни худшим. Основные игроки, пережив "кризисную" зиму, на фоне легкого укрепления девальвированного рубля и роста цен на нефть, и, утвердив годовые бюджеты, вернулись к докризисной текучке, словно события конца 2008 г. были ничем иным, а лишь неприятным сном. Упавшие в начале года - как казалось, значительно и надолго - объемы трафика уже к лету вернулись на прежние уровни. Казалось, уже давно позабытые как кошмарный сон грандиозные планы снова превратились в реальность.

На первый план вышло слияние компаний мобильной и проводной связи с целью получения эффекта "синергии". Владельцы "Комстар-ОТС" решили отдать его "на растерзание" оператору МТС, а "Мегафон" стал мучительно раздумывать о судьбе стремительно взлетевшей в последнее время "Синтерры". Постоянно удерживаясь от рискованных решений, на этот раз он решил не отставать от братьев по "большой тройке". Причем не только в слияниях и поглощениях. Так, осенью в Москве стойки в супермаркетах, все лето предлагавшие "симки" МТС, переключились на аналогичные предложения от "Мегафона", всегда открещивающегося от бесплатных раздач.

Тем не менее, в конце 2009 года владельцы "Мегафона" отказались от объявленных планов касательно "Синтерры" (очевидно, чтобы снова вернуться к ним в 2010 г.), и теперь компанию ожидает другая участь. Аналогичную интригу сохраняет и судьба "Связьинвеста", планирующего объединять свои активы на базе "Ростелекома", - в отличие от китайской реформы отрасли связи, которая ожидалась в течение длительного периода, но затем в течение года воплотилась в ряд ясных конкретных шагов. Ради справедливости стоит признать, что не все китайские шаги были удачными. Так, China Mobile получила в придачу оператора проводной связи China Railcom (аналог российского "Транстелекома"), рискующего своими убытками утянуть лидера китайского рынка связи на дно. Судьба же то планируемого к приватизации, то почти ренацинализируемого "Связьинвеста" стала похожа на популярные ныне телесериалы, где в каждой очередной серии появляется новая интрига.


В конце 2009 года владельцы "Мегафона" отказались от объявленных планов касательно "Синтерры"

Едва переживший недавнее слияние "Вымпелком", тем не менее, решил не останавливаться на достигнутом. Его владельцы – российская Altimo и норвежский Telenor - объявили о решении своих давних разногласий, объединив свои активы в СНГ (а также недавние азиатские приобритения "Вымпелкома") и переименовав компанию в Vimpelcom LTD. Латиница в названии и "штаб-квартира" в Голландии, очевидно, призваны утвердить глобальные амбиции нового старого руководства в лице Александра Изосимова. Но подобная "глобальность" пока распространяется лишь на бескрайние просторы СНГ, где успехи и "Вымпелкома", и Altimo несомненны. За рубежами бывшей империи достижения этих компаний более чем скромны, а "Теленор" не поспешил присоединить к новой компании свои внушительные зарубежные активы. Редкие трезвые комментарии в прессе указывают, что главная битва между объявившими примирение совладельцами еще впереди. Очевидно, удобное поле для нее и призвана создать новая рекламируемая "платформа".

Упорная азиатская стратегия "Вымпелкома", выполнению которой пытался помешать кризис, пока приносит более чем скромные результаты на фоне стремительно меняющего свои контуры рынка. Ценой отставки трех вице-президентов по международному развитию оператору удалось распространить свое присутствие на все три страны бывшего Французского Индокитая, с не таких давних пор ставших исповедовать заветы марксизма-ленинизма. Однако в лихорадящей кризисом экономике Вьетнама "Вымпелком" смог запустить свою сеть со значительным опозданием, вступив в GSM-гонку пяти операторов последним. Ценовая война на рынке настолько ожесточенна, что традиционные SIM-карты давно потеряли свое былое значение, став простыми предоплаченными карточками. Так, у нынешнего лидера вьетнамского рынка "Вьеттела", по разным данным, лишь шестая-восьмая часть абонентской базы является активной. А недавно созданный регулятор лаосского рынка связи NAPT (National Authority of Post and Telecommunications) решил покончить с социалистической "халявой", обложив операторов непомерными поборами за использование радиочастотного спектра.

Без всяких заявок на глобальные или даже пан-азиатские амбиции продолжила развитие своей индийской дочки SSTL, ныне сменивший бренд на МТС, и АФК "Система". Благо и возможности для этого есть, несмотря на еще толком не закончившийся кризис. Финансовое подкрепление поступит от российского государства путем продажи миноритарного пакета акций компании SSTL, развивающейся под брендом МТС. Оператор, занимающий последние строчки рейтингов и действующий пока лишь в бедных провинциях страны, оценен в несколько миллиардов долларов. Интересы "Системы" в этой сделке ясны - непонятны мотивы чиновников российского государства, собирающихся нести связь индийской бедноте, поскольку коммерческие перспективы проекта на рынке, где число конкурентов доходит до 10, оценить сложно.

Если свои мечты в Азии российские операторы наконец-то осуществили, то в своем упорстве они не желают замечать очевидного. Распродажа компанией Millicom, имевшей неплохие позиции в ряде стран, например, самобытном Лаосе, своих азиатских активов однозначно свидетельствует о том, что Азия теряет свою привлекательность для рынка телекоммуникаций. Несмотря на высокую численность населения и все еще существующий некоторый потенциал для роста, жестокая конкуренция будет требовать колосальных усилий от действующих участников для удержания их предприятий на плаву. Потребуются другие подходы к ведению бизнеса, новые модели и совсем иное осознание реальности.